Акын в урбанистическом Лесу Ведро сонетов Все люди – враги
46-летний англичанин Дейв Симпсон семь раз безуспешно пытался покончить с собой. Он трижды глотал снотворное, но его рвало. Тогда он решил пойти другим путем: обмотал себя электропроводом, подключился к сети и сел в ванну с водой. Но перегорели предохранители. Когда он решил повеситься - оборвалась веревка. Пытаясь отравиться газом, этот человек в отчаянии разбил газовую трубу и поднес к ней горящую спичку... Выбило окна, снесло крышу, а сам он отделался легкими ушибами и приговором: два года условно за поджог дома. Котомские Ведомости. Акын в урбанистическом лесу Убил лису.
_________________________________
Все люди – враги. Увидишь – беги! Почуешь – стреляй и ляг. Клянись молоком стеной хромосом восстать на пути их шпаг. Сожми кулаки, сожри башмаки, проклюй глаза мраморных статуй! И свято храни в тисках пятерни Святую Ручную Гранату.
_________________________________
Этот мир – лыс. Он пропит вдрызг. Кочерыжкой насмерть исколот. Тишь да сплин кругом, а за тем холмом – информа- цио- н-ный голод.
_________________________________
Всё расколото. Философ скажет «люблю» ради истины. Поэт – скажет ради фразы. Труженик охреначит потной рукой по столу или пошлет по матери всё человечество сразу. Всё упущено. Кто-нибудь скажет, куда уходят ночные прохожие? Может, тают со снегом? Дворник со смаком харкнет в лужу – и только когда вода сроднится с водою – в ней отражается небо.
_________________________________
Ни ума, ни таланта, ни горя не дала мне отчизна моя. Я пройду через русское поле – и повешусь на райских дверях. Повишу, полюбуюсь закатом, поразмыслю – а к ночи сорвусь. Замалюю побелкой стигматы и назад, на родимую Русь.
_________________________________
Глане. Как дерево шарит по ветру ветвями – так ищут глаза в толпе одиночеств одно, дорогое мне. И находят другое – такое же, но чужое.
_________________________________
Не поминай имя Господа всуе. Не то сунем в рыло.
_________________________________
Григорию. Он двадцать лет ходил под стол в броне, при орденах. Но кончен век, иссяк тосол, – и нечем стало крыть. Но наш герой сумел порвать пленительную нить. Он дырку сделал в небесах и смотрит за предел.
_________________________________
Кировоград – гвардейская звезда! Когда же ты кончаешься, когда… кончаешься ты – думай о былом. Представь себе, что прошлое – потом.
_________________________________
Весь свет так невообразимо тонок – не различишь людей и их теней… Играй же с ним, как маленький котенок с клубком пушистым матери своей.
_________________________________
Яну. Ни словом, ни телом потерь не несущий, не сущий ни в этом, ни в призрачном мире, едва говорящий, едва ли живущий, забытый впотьмах в опустелой квартире Разбитый на строки, больной-одинокий, вполне сумасшедший, до края прошедший по краю судьбы, спотыкаясь о комья, о ком я, о ком я о ком я о ком я…
_________________________________
Покончив жизнь самовлюбленностью на тропах утреннего ветра, разинув рот для поцелуя, я целый миг не жду ответов.
_________________________________
От харакири до смешного – один лишь шаг. Одно несказанное слово – и всё, ништяк. Нет, нелегко быть самураем. Легко – не быть. Не все мы это понимаем. Зачем нам жить?
_________________________________
Я пригвожден к стрекозобойке, я бью стрекоз и влет, и вскачь! На мне шикарные оборки и бляха с надписью «Стрекач». Я полагаю, все известно, что я конногвардеец честный и мчу на боевом коне – а в каждой длани – по бревне!
_________________________________
Его просили подождать, не торопиться в путь. Ну что же, он сказал: О’кей! и стал на палец дуть. Но не судьба ему была Узнать о новостях. Он мировой пожар раздул – и обратился в прах…
_________________________________
Друзья мои! Я – распиздяй. Не обращайте взоры. Какая, Господи, звезда – дойти бы до дивана… Но если завтра новый день – будите меня рано. Напомните, что я хотел стреляться на рассвете.
_________________________________
Горя и шатаясь, проходит душа до самого края. И там – ни шиша.
_________________________________
Когда для мессий не хватает гвоздей, то нечем крепить их дела и идеи. А если огня не хватает для книг, то время и мыши берутся за них. В конце документа мы ставим печать. Когда тебе больно – ты волен кричать. Жизнь – это стремленье остаться собою, а кровь и огонь суть метафора боли. И это пройдет. Сохранится навек Одна только боль. Эта боль – человек.
_________________________________
Куда нас уносит, куда – мне не разобраться уже. Вода – это только вода. А я говорю о морже. Кто хочет продолжить – валяй! Есть масса неписанных строк. А я говорю о морже, не зная, какой мне в том прок. Но если ты хочешь любви и, может быть, хочешь в клозет, – подумай тогда о морже… Ведь он – как и ты. Как мы все.
_________________________________
Мы рождены, чтоб каску сделать кепкой, критерий лжи и истины постичь. Нам разум дал стальные руки-скрепки и вместо сердца – маленький кирпич.
назад